Главная

О кафедре

История

События

Методические материалы

Книги

Электронные
книги


Источники
и  пособия


Библейское обозрение

Рекомендуемые
программы


Ссылки

Обновления
сайта


Написать
письмо

СТУДЕНТЫ БИБЛЕЙСКОГО ОТДЕЛЕНИЯ
ПРИНЯЛИ УЧАСТИЕ В СЕМИНАРЕ
«СВЯТОСТЬ В БИБЛЕЙСКОЙ И ХРИСТИАНСКОЙ ТРАДИЦИИ»

Венеция-Падуя, 1-6 июля 2008 года

В библиотеке Падуанского университета
В библиотеке Падуанского университета

С 1 по 6 июля 2008 года в Венеции и Падуе (Италия) прошел семинар под названием «Святость в библейской и христианской традиции», в котором приняли участие студенты Библейского отделения МПДА под руководством заведующего кафедрой библеистики доцента протоиерея Леонида Грилихеса. Семинар был посвящен пониманию святости в Библии и в различных религиозных традициях - в раннем христианстве, в Византии, в латинской и славянской традициях. Форум был организован священником Венецианского университета Марко Скарпа и клириками Венецианского Патриархата Римо-Католической Церкви; доклады подготовлены и прочитаны профессорами богословских учебных заведений городов Венеции и Падуи.

В отчете излагаются события семинара и приводятся конспекты прозвучавших докладов.

Участники семинара
Участники семинара.
Во втором ряду третий справа - прот. Леонид Грилихес, слева от него - священник Марко Скарпа

1 июля

Программа семинара началась утром 1 июля. Под проливным дождем участники отправились в Францисканский монастырь Сан Франческо нель Дезерте, расположенный на небольшом уединенном островке вблизи о. Бурано. Там проходил первый день семинара.

Открывая семинар, заведующий Кафедрой библеистики МПДА доцент протоиерей Леонид Грилихес зачитал приветственное слово ректора МПДА профессора архиепископа Верейского Евгения (Решетникова) в адрес семинара.


Конспект доклада:
О. Роберто Джиральдо
«Призвание к святости для каждого христианина»

Для наших современников святость – это свойство людей экстраординарных, которые стяжали ее особыми усилиями. На долю прочих предоставлена жизнь без особых трудностей. Но Церковь не делит христиан на более и менее святых, ибо Св. Дух не разделяет призвание: одних к совершенству, других к посредственной жизни. Крещение содержит прзвания к святости для каждого крещаемого.

Святость – дар каждом христианину, но каждый отвечает на призыв Бога по-своему, в меру сил и даров. Святой – имя Божие, отражающее, насколько Бог выше тварной природы человека. Святость – свойство божие, которое Он дает нам. Господь делает нас святыми в силу Своей святости. Он приходит не с тем, чтоб ставить нам условия (сделай то-то и продуктивно), но приходит дать дар святости.

Святость – не плод наших усилий, не завоевание, но, прежде всего, - дар Божий нам, чтобы мы с ним жили. Есть только одна святость, хотя у святых много путей, а святость Господня, и каждый проживает ее в зависимости от призвания, от условий жизни. Человек проживает святость в тех условиях, в которые его ставит Бог.

Доклад о. Роберто (справа); слева - о. Николай
Доклад о. Роберто (справа); слева - о. Николай, настоятель православного храма в Милане.

Догматическая конституция Римо-Католической Церкви "Lumen gentium" ("Свет народов") (пп. 39-41; II Ватиканский собор) говорит о Церкви: «верим, что Церковь неизменно свята, а Христос присоединил ее себе как невесту...» Церковь свята, потому что Господь возлюбил Ее как невесту и через Нее подает дар каждому верующему, соединяет его со Своей жизнью. Образ невесты объясняет крайнюю степень желания Бога соединиться с каждым человеком. Образ брака – символ божественного желания соединения с человечеством. Но о Церкви еще говорится как о теле Христовом, и это еще более емкий образ (Христос становится единым с Церковью как со Своим телом, этому телу Он дает душу – это Св. Дух, Который освящает нас и делает похожими на Бога; именно поэтому мы все призваны к святости). Об этом говорил ап. Павел, пророки Ветхого Завета – о желании Бога наполнить нас Св. Духом, Который дает нам жизнь Христа.

При крещении дается дар Духа, но это не конечный дар. Он требует развития, которое продолжается всегда. Требуется открытость Св. Духу, чтоб Он не умалялся нашими грехами, но мог подавать дары.

Не следует смешивать призвание всех к святости с призванием некоторых к особому виду жизни (напр., монашество). Святость Церкви возрастает по мере согласия жизни ее членов с жизнью по заповедям. Все призваны подражать Христу в меру того, как позволяют внешние обстоятельства, условия, и в меру внутренних даров. У каждого человека есть свой путь и не существует пути, который дает преимущественные для освящения средства. Главное в стяжании святости – возрастание в любви. Существуют особенности призвания, жизненной ситуации: клир, монахи, семейные, вдовы и проч. – и все призваны к святости. Подражание Христу: для клириков и монашествующих – отдавать себя на служение другим, для рабочих – нести пдобные Ему страдания, претерпевать в тяжестях труда.

    Два следствия нашего призвания к святости:
  1. Видение жизни.
    Стяжание святости не в побеге от жизни, но в приятии условий жизни, которые даны нам. В любых условиях должно находить средства к стяжанию святость.
  2. Проповедническая деятельность пастыря.
    Римо-Католическая Церковь нечасто говорит в проповеди, что человек должен быть святым, не подчеркивает важность любой ситуации, в которой живет человек (часто монашество представляется в проповедях высшей формой христианской жизни).

Все призваны к послушанию Св. Духу, достигать чистоты сердца, которая допускает быть близким к Богу.


Конспект доклада:
Прот. Николай.
«Святость в жизни»

Святость можно рассматривать в разных аспектах (антропология, история и т.д.). Хотелось бы на святость посмотреть как на данность субъективную. При рассмотрении лишь объективной стороны возникает вопрос: для чего это явление – святость? Будем рассматривать святость с пастырской стороны согласно Священному Писанию.

В Свящ. Писании неизменно присутствует контраст – святость / греховность. Современный мiр уходит от верного понимания истины, своей жизни и святости. Человеку возможно понять истину лишь в Боге и с Ним. Удаляясь от Творца, ум человека помрачается грехом и начинает извращенно мыслить и воспринимать. В секулярном мiре исчезает понятие «греховность» (говорят о неблагоприятном состоянии, т.е. нивелируется грех) – безнравственные явления становятся нормой жизни общества. Уже трудно говорить не только о святости, но даже о нравственности.

Семинар у  францисканцев (1июля)
Семинар у францисканцев

Христиане должны не только жить в мiру, но и преображать его. Они призваны просвещать мiр истиной, указывать на плоды жизни по Духу. Вопрос о святость актуален, важно изучать его в Свящ. Писании Ветхого и Нового Завета, в житиях святых (чтобы увидеть цели и мотивы их подвигов, поступков).

    Чтобы понять психологию явления, необходимо рассмотреть:
  • для Ветхого Завета – веру в истинного Бога, исполнение Его заповедей;
  • для Нового Завета – веру во Христа Спасителя, исполнение Его заповедей.

Чем более мiр восставал на святых, тем более они противостояли мiру Божией правдой, противопоставляя ненависти любовь. Здесь - начало святости. Безбожный мiр тоже создает правила, нравственные законы, но скатывается вниз, не возмогая преодолевать грех. Борьба с грехом связывает таинственно человека с Богом. Благодать входит в душу человека, очищает и преображает ее, открывая все яснее грехи – человек плачет о них и стремится ответить любовью на любовь Бога: открывается стремление к добродетельной жизни. И это истинно путь святости, который труден, но единственен.

Чем более мiр попирает заповеди Божии, тем более требуется свидетельство христиан об ином пути, пути нетления и обновления. Это свидетельство действенно больше в силу дел, нежели слов. Идеал – пример Спасителя: Его любовь, пожертвование Собою для всех. Любовь не может закрыться в себе. Неподдельный путь («Аз есмь путь, истина и живот») святость: нести мiру деятельный пример смирения и кротости. На этом пути человек недоступен греху и страстям: смирение неуловимо для сетей греха. Только в сердце человека совершается путь к святости, когда сердце наполняется святыми мыслями, чувствами [ср. учение свт. Феофана Затворника о молитве: молитва – предстояние Богу в чувствах благоговения, смирения и проч. – прим. авторов статьи].

Даже когда человек падает и затем подымается покаянием, и тогда он оказывается вне мiра и закона греха. Мы не преуспеем ни в чем на пути освящения, если подходить к святости лишь объективно, рассудочно-научно. Святость не может быть праздной, т.е. быть лишь объективным началом.


После окончания докладов состоялась экскурсия на о. Бурано, где участники семинара поклонились мощам св. великомученицы Варвары, и на о. Торчелло, где они посетили храмы Санта Фоска и Санта Мария Асунта (IX-X вв.) с византийскими мозаиками.

На следующий день семинар проходил в католической семинарии Венеции. Доклады прочитали проректор о. Мауро Деппьери, профессор Ветхого Завета Богословского института Marcianum, г. Венеция, и ректор Лучио Чилиа, профессор Нового Завета Богословского института Marcianum.

2 июля

Конспект доклада:
О. Мауро Деппьери. «Представление о святости в Ветхом Завете».
(Венецианская семинария)

Лексикон Ветхого Завета: святость означает "отделение", т.е. разделение другого (иного, чем человек), того другого, что от нас отдалено и недостижимо. Это относится прежде всего к Богу.

Кн. Левит: в разных формах повторяется одно выражение «будьте святы, потому что Я свят». Странно, что призыв к святости повторяется в книге законов. Именно в этом особенность ветхозаветного взгляда на святость: Бог прежде всего свят. Бог свят в полноте, т.о. святость описывает божественную жизнь. Бог – Личность, высшее Существо, Тот, Кто не человек. Божественное существование имеет свое понимание в Ветхом Завете.

О. Мауро Деппьери
О. Мауро Деппьери

В Своей святости Господь не отделяется от человеческой истории, жизни; Он участвует в истории, не бросает человеческую историю на самотек (что легко видеть на примерах библейской истории: говорит Моисею из купины «Я видел страдания народа Моего, Я слышал их вопль, Я знаю (форма глагола yda) как они живут»).

Бог свят, но святость не отдаляет Его от человека; святость делает Его могущественным и Свое величие Бог обращает на спасение народа. Как дар Он дает познать людям Свою святость, делает народ соучастником Своей святости. Под действием благодати и народ становится свят. Т.о. святость не статична, не отдаляет Бога от человека, не оставляет Его безучастным. Динамика святости – Бог идет навстречу человеку, и народ, который познал освящающую и освобождающую святость, становится святым народом.

Здесь важно понятие завет (berit). «Я ваш Бог, вы – Мой народ»; Бог дает людям познать Свое святое имя. История народа открывает Бога – Кто Он (в Его действиях). Ищущий святость должен знать историю. Божественная святость не абстрактна, ее можно познать по опыту, что она существует. Участие Бога в истории спасения Израиля открывает Его. Причина избрания народа скрыта в Боге. Выбор - не по особым заслугам, но потому, что Он действует по Своей святости. Святость открывает в полноте – Кто есть Бог. «Един свят» – часто повторяется – спасает / освобождает народ, а народ служит Богу. И этот союз с Богом требует верности Завета.

Здесь необходимо поговорить о грехе. Грех – восстание, противостояние в отношениях с Богом; то, что противоположно святости. Иеремия: в призвании пророка «Я освятил (т.е. отделил от людей, взял в Свой удел) тебя от чрева матери». Пророк призван стоять на стороне Бога, но призвание не изымает его из народа, а делает его другим. Пророк принадлежит Богу, чтобы нести святость народу. Так же и Исайя говорит о своем призвании: Господь сидел на престоле, а Серафимы воспевали Ему Трисвятую песнь. И Исайя был в великом страхе из-за сознания греха.

Когда мы представляем святость Божию, то ощущаем нищету человека, насколько он не таков, как Бог. И из-за этого человек бежит от Бога, тогда как Бог не хочет удаления человека, но желает приобщить его к Своей святости. Бог являет святость, уничтожает грех, а не человека. Человек, освобожденный от греха, может принять святость – дар жизни в Боге. Божия святость в контрасте с человеческим убожеством являет величие служения Богу.

Левит и др. книги показывают, как человек постепенно может становиться причастником святости. Есть особое служение некоторых: священники, назореи, судьи – избранные, отделенные от других, чтобы принадлежать Богу. Колено левитов - не такое, как прочий народ: их жизнь - только для Бога, Его храма. Освящение (посвящение) показывает отделение поставляемого на служение Богу от остального народа. Это не делает их прослойкой, они призваны преподавать освящение, приносить Богу молитвы и жертвы народа. Моисей снимает обувь у куста купины, где земля свята. Свят храм, жертвы, предметы богослужебные, ковчег, жертвенник (существует целый словарь). Есть множество законов: как вести себя пред лицом святости.

«Будьте святы, как Я свят». Святость, однако, не замыкается в Себе, но хочет сообщиться людям. «Будьте святы» - не приказ захватить нечто у Бога, но императив. Здесь есть желание Бога об освящении человека. Заповеди – не указание усилия человеку, но способ принять дары от Бога.

Иудейская «система освящения» производила разделение вместо единения – коренное отличие от святости в Новом Завете. Бог знает, что человек никакими усилиями не может достичь ничего на пути святости. В Ветхом Завете народ научился лишь желать и просить освящения, оставления грехов, установления отношений с Богом.

Участники семинара
Участники семинара

Ответы на вопросы

Была ли реально святость в Ветхом Завете?

Моисей свят, т.к. говорил с Богом лицом к лицу. Он - посредник в отношениях народа и Бога – исполнение же во Христе, но уже реальное начало при Моисее. Было слово Божие к людям через Моисея, исполнение слова Божия к людям – воплощение ипостасного Слова Божия.

Динамика святости человека – ответ на инициативу Божию. Человек не знает, что есть святость, если не встретит ее. Человек, которого возлюбил Бог, научается любить и стремиться к святости.


Конспект доклада:
О. Лучио Чилиа. «Представление о святости в Новом Завете».
2 июля (Венеция, собор Божией Матери-Спасительницы, Венецианская семинария)

Доклад о Божественной святости будет очень синтетичным. В сравнении со святостью Ветхого Завета главное отличие Новозаветной святости – в факте воскресения и откровения об Отце.

Принцип построения доклада: I) святость Отца, II) святость Сына, III) святость Духа Святого в их взаимоотношениях.

I. Святость Отца подчеркивается в Новом Завете, проявляется в Его всемогуществе.

Кн. Откровения: каждое из 4 животных восклицает: «свят, свят, свят Господь Бог Вседержитель». Евангелие от Луки, песнь Девы Марии: «сотворил Мне величие Сильный и свято имя Его» - соотнесение силы и святости.

Евангелие от Иоанна: «Отче Святый!»; в каком смысле? См. гл. 12, там много отсылок к Исаии, который видел славу Бога, Его святыню. Там же евангелист Иоанн говорит, что Божия слава явлена в Сыне (Ин. 12:31). Божественная слава Сына в Его смерти, воскресении и вознесении. Прославление Бога Отца в Сыне, Который претерпевает смерть. Здесь смысл божественной любви как проявление святости. Святость - это любовь, источник жизни христианской.

1 Петра: «По примеру призвавшего вас Святого будьте святы...» Главное основание христианского призвания – жизнь в любви, что и еть святость. Это же в молитве Господней: «Да святится имя Твое» - просим Бога, чтобы Он явил Свою святость. [У московских участников семинара была и другая точка зрения: Да святится имя Твое в нас. Прп. Варсонофий и Иоанн пророк: "святится имя Его лишь в достойных" - прим. авторов статьи].

Священник Марко Скарпа
Священник Марко Скарпа

II. Иисусу Христу принадлежит полнота Божественной святости, т.к. Он – Сын Бога Отца и разделяет Его жизнь.

Примеры Нового Завета: прежде всего евангелист Иоанн и иоанновская традиция: Иисус - «Святый Божий» (гл. 6), «мы уверовали и познали, что Ты - Сын Бога живого». Перевод неточный, нужно «Ты, Святый Божий» (так в папирусе P75, кодексы B и Aleph).

Это же выражение - в традиции Нового Завета: особенно в Откр. 3:7 (об Иисусе Христе); 6:10 (об Отце).

"Святой" в отношении Иисуса Христа означает, что Он - часть жизни Отца; Единственный, Кто являет жизнь Отца мiру: «Единородный Сын, сущий в лоне Отца, Он явил». Иисус Христос свят, т.к. Он дает дар Духа Святого (1 Ин. 2:20). Деяния – о даре жизни от Христа (3:14) «от Святого и Праведного (Начальника жизни) отреклись»; гл. 4 – «собрались на святого отрока Твоего».

Собственно явление святости Иисуса Христа – как Искупителя. Он посвящает Себя Сам, чтобы все верующие (Ин. гл. 17) могли быть причастны Божественной славы. Миссия Иисуса Христа имеет исполнение в воскресении.

Им «и открылся ... по духу святыни через воскресение из мертвых». Воскресший имеет силу раздавать дух освящения (ср. Ин. гл. 7: «В последний великий день Праздника ... сказал о Духе»). Т.о. воскресший Христос дает Духа (освящает), а люди освящаемы «все от Единого» (Евр. 2:12).

III. Называется Дух Святым, т.к. Божественную святость являет в мiре.

Евангелисты Матфей и Лука: Иисус рождается по действию Духа Святого. Подчеркивается Его действие в момент крещения Господня (когда открывается Божественная троичность). Ин. 1:33 «На кого увидишь сходящим и пребывающим Духа, Тот есть крестящий Духом».

В пустыне, во время искушения Господа по крещении, – новый исход, Господь возвращается с победой «в силе Духа». Он создает новое человечество, свободное от сил зла, освященное, готовое к жизни небесной. Освящение человечества в жизни Иисуса – Он первый и единственный Человек по-настоящему святой. Этой святости может приобщиться теперь каждый через Иисуса.

Пять обетований Духа в Ин.: среди них 14:16 «Умолю Отца и даст вам иного Утешителя...» Важные слова: «Он с вами пребывает и с вами пребудет». «Пребывает» говорит Иисус о Себе, т.к. Дух в Нем, а «пребудет» говорит о будущем схождении. [Докладчик не захотел согласиться с тем, что Дух уже был с апостолами, но не в полноте, как после Пятидесятницы. Его позиция: «с вами пребывает» - о Духе в Иисусе Христе, т.к. Духа не было, пока Иисус не был прославлен, а полнота сразу по воскресении (Ин 20:22 – дарование Духа в полноте). Пятьдесят дней, по мнению докладчика, нужнs для богословия ап. Луки в книге Деяний - прим. авторов статьи].

Крещение, по евангелиcту Луке, связывается с Пятидесятницей. Во время Пятидесятницы Дух наполняет всех собравшихся – осуществляется Новый Завет. Дух – дар, который обещан и которого ожидали (Иезек. 36 гл.: «И дам вам сердце ново и дух нов ... вложу в вас Дух Мой»). Новый Завет заключается в новом устройстве человека; ветхозаветный человек не мог не нарушать закон. Апостол Павел противопоставляет закон смерти и греха закону Духа (Рим. 8 гл.). Дух Святой делает нас общниками святости (Рим 5 гл.: «т.к. любовь Божия излилась нам Духом Святым»). Ин. 6 гл. «слова Мои – Дух и жизнь»; чрез Духа - дары святости (1 Кор. 12 гл.).

Мф. 12 гл.: всякий грех простится, а хула на Духа не простится, т.е. если кто после Пятидесятницы отказывается от Духа – отказывается от спасения. [Есть несколько иная точка зрения, выркженная свт. Афанасием Великим. Поскольку эти слова Спасителя обращены к иудеям, то свт. Афанасий не согласен с Оригеном, который также пытался объяснить хулу на Духа, как отвержение Духа познавшими Его. Святитель особо молился о правильном понимании этих слов и ему было отркрыто, что Духом Писание именует здесь Божество Спасителя. Подобное словоупотребление и в Ин. 4 гл. «Бог есть Дух». - Докладчик не полемизировал, но остался при своем мнении: «им говорится в предварение будущего дара Духа Святого» - прим. авторов].

IV. Эсхатологическое измерение святости

Только по достижении полноты святости и полноты откровения Церковь распространится до последних пределов земли (Откр. 15 гл.). Песнь Моисея: «Ты един свят».


Экскурсия
Экскурсия

После докладов состоялась экскурсия в собор Сан Марко, где находятся мощи св. апостола Марка. Последовал замечательный рассказ одного из ведущих искусствоведов и византологов Венеции о византийских мозаиках собора.

3 июля

Конспект доклада:
Антонио Риго, профессор византийской филологии Университета Ca’Foscari, г. Венеция.
«Святость в византийской традиции».

Литературные свидетельства, жития и иконография столь обширны, что мы бы потерялись, учитывая разночтения и др. трудности (необходимость различить жанровые особенности), а под конец длинного вступления лишь коснулись бы главного.

Наш путь иной – за основу возьмем типологию святых и посмотрим, как из них составляется общая картина византийской святости (мученики, исповедники, преподобные приоритетны для нас). Рассмотрим в хронологическом порядке:

  • в период гонений - мученики;
  • с IV в. - монашество;
  • с VII в. параллельно с монашеством во время церковных дискуссий и особенно в период иконоборческих гонений – исповедники.

Типы совершенно ясно различаются в житиях, иконографии, но не стоит думать, что разделение строгое (это лишь характерные особенности времени). Подход позволяет ориентироваться и создать систему координат для рассмотрения того сонма святых, которые нам известны. Но подход внешний – не то, что идет изнутри явления.

Следует задать себе вопрос: как видели святых и святость византийцы, как проживали это в своей жизни?

Для византийцев (по агиографическим текстам) святые являлись заступниками, предстателями пред Богом. О святых велись дискуссии: что устоит в будущей жизни [из человеческих подвигов – прим. авторов отчета]. Важно в этом: дискуссия о мощах святых во время иконоборчества, но нельзя рассматривать это как отдельный факт, а в контексте общего взгляда на святость.

Если взять весь комплекс документов (тексты, иконы), видна важность присутствия святости в жизни Византии. Появляется тенденция (основная), которая дает определенные важные результаты. И эта тенденция – видеть святых как-то, что уже прошло (появляется уже у Златоуста и утверждается в X-XI вв.). Т.е. святость принадлежит эпохе евангелизации и мучеников, когда было необыкновенное множество дивных чудес, из которых основное – быстрое распространение Церкви в мiре. Идея, что святость принадлежит эпохе прошедшей (исполнившейся) дает следствие – цикл святости завершен, исполнен... Эта идея существовала и в некоторые моменты превалировала (и у иерархов, и в народе), но не была единственной. Свое утверждение получила около 1000 г.

По дороге на семинар
По дороге на семинар

Хотелось бы остановиться на этом времени: эпоха Константина VII Порфирогенита. Видим в его царствование важные решения в сфере агиографии, ее переустройство. Во-первых, переписаны многие агиографические тексты (рабочей группой руководил Симеон Метафраст). Во-вторых, учреждение святцев (синопсис святых Великой Церкви). Оба явления направлены на закрепление существующей традиции текстов в виде жестких форм. Предпринятые при Константине VII шаги – окончательное закрепление агиографической традиции Византии. Закрепление не на бумаге (в виде текста), но как идея: собрание святых установлено, закреплено и дополнений не может быть (о чем свидетельствует и сам вид оформления – календарь). Т.о. фиксация традиции глубокой древности: осознание святости как чего-то прошлого и завершившегося (исполнившегося) много времени назад.

    Это видение имеет разные последствия.
  1. "Замораживание" понятия святости провоцирует затухание агиографической традиции (хотя этому есть и иные причины); XI-XII вв. - это кризис и умирание агиографии в Византии. Возрождение начинается лишь с XIII в. и расцвет приходтся на XIV в.
  2. Однако есть и свидетельства об иной реакции: не все были согласны в Византии, что святость принадлежит прошлому.

С одной стороны – незаметный процесс добавлений в синаксарь (по различным регионам). Т.е. добавление местных святых, как продолжение традиции. Но с другой – более громкие голоса (прп. Симеон Новый Богослов).

Во многих произведениях Симеон говорит о распространенной идее «святость в прошлом». И это важное историко-научное свидетельство о тенденции. В то же время его тексты дают представление, что он и многие современники не соглашаются с это идеей, не разделяют ее. Живой пример современной святость для Симеона – его духовный отец прп. Симеон Студит.

В этой связи нужно вспомнить сложные отношения прп. Симеона с иерархией из-за почитания им своего духовного отца. Дискуссия прп. Симеона со Стефаном Никомидийским: факты говорят, что вся проблема сосредотачивается на попытке прп. Симеона ввести почитание нового святого. Вопрос: возможно ли таковое почитание? Видим, что прп. Симеон был упорный и не отступил, пока не настоял на своем: получил согласие церковных властей на почитание прп. Симеона Студита. В итоге патриархия под настойчивостью Симеона разрешает почитание внутри монастыря.

Т.о. спор около 1000 г. разрешился компромиссным решением для двух крайних позиций. Прп. Симеон утвердил: его духовный отец - такой же святой как и древние святые. Культ почитания дозволен внутри монастыря – местночтимый святой. Видение этой проблемы прп. Симеоном совпадает с мнением его духовного отца. Последствием этого прецедента было возрождение агиографии в XIII в.; начиная с переписывания житий святых прошлого она продолжается в написании житий святых нового времени.

Были выступления Патриарха и Синода о проблеме святости. Это редкое явление, когда есть церковное высказывание об этой проблеме (прежде было за всю историю всего 2-3 подобных документа). В XIII в. составляется процесс канонизации святых:

  1. утверждение патриархией местночтимых святых к общецерковному почитанию;
  2. канонизация в полном смысле: прославление новых святых.

Процесс очень напоминает судебный процесс, который включает сбор достоверных материалов, свидетельства о чудесах. Это напоминает подобные процессы XII в. в Западной церкви.

Как видим, в поздне-византийскую эпоху список святых разблокирован для добавления новых имен святых. Но процесс канонизации жестко фиксируется (стандартизируется), чего не было никогда до этого.

Ответы на вопросы

Почему святые XIV в. – почти все монахи Афона?

Процесс канонизации – стремление Синода к контролю процесса почитания новых святых. Были народные споры о святых между византийцами и католиками, но не было в диалоге при разделении вопроса о святых. Иным образом этот вопрос появляется в диалоге XV в. Андрей Критский пишет «Житие монахов, убитых латинами». Пассаж: латины оскорбляют и называют еретиками восточных святых. То же в текстах XV в. Византии: византийцы поносят западных святых.

Ученик Марка Евгеника Феодор Агальянский на соборе во Флоренции говорит: западные святые чудес не творят, а восточные (мощи которых украли католики) и на западе творят чудеса. Западные же святые: Франциск – сумасшедший, а такая-то – жена сомнительного поведения.

Как понимать обращение каппадокийцев к трудам Оригена? Это почитание святости, или дань учености?

Каппадокийцами восприняты прежде всего экзегетичские труды Оригена. В то время как теологические его идеи не были восприняты на Востоке.

Можно ли говорить об исихазме в Византии до Паламы?

(Смеется) Не очень-то я понимаю, что есть исихазм. (Затем серьезно) Это что для вас – духовно-аскетическая традиция Византии? (Автор вопроса соглашается) Необходимо рассмотреть фигуру монаха, преподобного в византийской истории. Духовно-аскетическая традиция занимает 1000 лет истории Византии. Палама, Григорий Синайский, Симеон Новый Богослов – исключительные фигуры в этой истории. Исключительность их: это живые люди, существует традиция их жизнеописания. Большая часть византийской агиографии – анонимные жития. То же можно сказать о духовной традиции писаний: знаем имя и ничего более об авторе. Это безличная и вневременная традиция. С другой стороны, есть традиция описания личности святых. Часто трудно совместить тексты этих двух традиций. Совмещений происходит лишь в исключительных случаях.

На семинаре
На семинаре

Мы очень часто ничего не знаем об авторах духовных текстов: кто написал, где и когда – неизвестно. Лишь то, что они – монахи. Отсюда традиция считать их отшельниками. Однако, единственный материал для исследования личности автора – текст духовного произведения. И исследование текстов исихастов показывает, что они жили в больших монастырях. О последних у нас почти нет сведений, лишь немного в житиях Феодора Студита, Симеона Нового Богослова. Знаем лишь политичскую и судебную информацию о больших обителях.

Ответ в тексте исихастской традиции: искать, что есть святость, нужно в имеющихся текстах духовно-аскетической традиции.

Как соотносятся: единство исихастской традиции Византии и монашеские ордена Запада?

Да, Запад и Восток разошлись: ордена – чисто западная вещь. На Востоке идея единства традиции покрывает все пространство. Но внутри одного пространства движение происходит в разных направлениях. Пример: XI в., идея единства традиции святости, но совершенно разные точки зрения на святость и канонизацию.

О традиции святости: юродивые и простецы в общем контексте?

Ответ дополнит картину. На юродивых общество всегда смотрело с подозрением. Это недоверие видно и в каноничских текстах, а детально – в агиографических текстах. Симеон Эмесский – юродивый. Постепенно тексты жития стараются привести его образ к виду более «нормальному и нравственному». К его житию добавляют жития других святых юродивых. И его житие становится типом для его последователей в подвиге. Но последние юродивые – монахи, которые прячутся от толпы, от людей, тогда как Симеон устраивал «театр».


После докладов последовала экскурсия в базилику Санта Мария дэ Фрари, в которой сохранились творения Беллини и Тициана. Экскурсию провел ведущий специалист по средневековому искусству проф. Андреа Галли. Также состоялось посещение церкви св. Иеремии, где мы поклонились мощам св. мученицы Лучии.

4 июля

4 июля состоялась поездка в г. Падую. Лекция проходила в Падуанском католическом Университете, находящемся на территории монастыря Антония Падуанского.


Конспект доклада:
О. Александро Ратти, преподаватель богословского факультета Падуанского ун-та.
«Святость в Латинской традиции»

В формах святости и ее почитания есть много общего в западной и восточной Церквах.

  1. Восприятие святости в свете Нового Завета (святыми являются все крещенные, которые взяты от греха, очищены от него и предуготованы к освящению).

    В писаниях общих отцов Церкви (напр., прп. Максима Исповедника): цель – служение Богу и соединение с Богом, которое начинается в этой жизни и продолжается по смерти. Свт. Амвросий Медиоланский: святость – это небесное нахождение с Отцом; (1 Кор. 2 гл.): «то, что глаза не видели, уши не слышали...», т.е. быть с Богом лицом к лицу. Далее рассуждает в терминах вечного блаженства.

  2. Церковь состоит из святых, т.е. из всех крещенных и находящихся на пути к святости, и из всех, отшедших к жизни вечной в блаженстве. Церкви земная и небесная находятся в постоянном общении друг с другом.

  3. Никто не может посчитать святых на небесах, однако с первых времен Церковь предлагает примеры святости: напр., мученики – основание святости. Христианство не придумывает святых, но узнает святых по действию в них Божественной силы (чудеса). Существует типология святых: пророки, патриархи, апостолы, преподобные, девы, вдовицы, находящиеся в супружестве и т.д.

    В западной церкви (с XI в.) процесс узнавания жизни святого принял особые формы. Есть две ступени признания святости: 1) местный епископ вносит предложение, чтобы жизнь кого-то из его паствы была признана святой и подает документы на беатификацию (для этого необходимо, чтобы народ признавал его святым или он был бы мучеником; если не было мученичества, то необходимы чудеса, чтобы войти в реестр святых). Комплект документов передается в Рим, и приходит ответ: может ли этот человек быть признан как местночтимый святой (однако, часто святой почитается более, чем в одном диоцезе, тогда процесс идет второй раз). 2) рассматривают документы еще раз, после чего возможно общецерковное прославление.

  4. Святые, будучи друзьями Божиими, являются образцом для верных. Некоторых святых именуют милосердными, которые всю жизнь посвятили на служение бедным и больным (Мф.: «голоден был и накормили Меня...»). Часто по примеру этих святых возникают братства подражателей их подвигу. Реформация XVI в. не отвергала святых в данном отношении, как примеры служения. Отвергали молитвы святым.

  5. Предстательство и молитвенное заступление святых (Иак.: «молитесь друг за друга, ... много может молитва праведного споспешествуема»).

    Их предстательство и молитва более сильна, т.к. они уже не могут отпасть от Бога и блаженства. Поэтому соборы Церкви всегда признавали необходимость просить святых о помощи. Примеры: надписи в катакомбах: «апостолы Петре и Павле, молите Бога о мне», «Винченцо, ты уже на небе, молись о моей невесте». Известно возжжение свечей пред изображением святых. Важным становится место захоронения, гроб святого, где ощутимо приближаемся к нему.

    Лютеране и кальвинисты не могут принять это, т.к. не могут понять разницы между предстательством святых и действием Божиим в силу этого предстательства. Они боятся "конкуренции" между Богом и святыми, чтобы те не "заслонили" Бога для молящихся.

Святые – чудотворцы

Народное сознание ищет помощи святых, т.к. ожидает чуда. Святые, конечно, воспринимаются как пример, но вера, бывает, колеблется и необходим знак божественной благодати, ее чудесное действие для поддержания веры. Среди святых народное почитание выбирает тех, которые более подают чудесных заступлений от Бога (напр., свт. Николай, архиеп. Мир Ликийских; св. Антоний Падуанский у католиков). Важно, что исцеление по молитве святых должно быть полным, т.е. очищением от греха (а не только выздоровление тела), о чем большинство молитв Церкви. Очищение от греха приближает к Богу.

Доклад о. Александро
Доклад о. Александро

Существует стремление людей быть похороненными рядом со святыми, чтобы в общее воскресение воскреснуть рядом со святыми.

Образы почитания святых

Существует две стороны почитания: литургическое и народное. Относительно первого: в древней традиции есть память святых на каждый день года. Особенностью Римо-Католической Церкви является литания святым. Это - призывание святых с просьбой поименно святым молиться о нас (присутствует в чине крещения, хиротонии, монашеского пострига, освящения храма, др. важных последованиях). В Римо-Католической Церкви есть любовь к изображению святых, т.к. чувственное восприятие помогает молитве. Живоподобие в иконах: реальность изображения утверждает реальность святых. Отличие от восточной традиции: наличие трехмерности изображений и использование статуй. Статуи служат зрительной помощи молитве, к ним подходят, но не прикладываются, как к мощам.

Мощи

Они исключительно популярны в народном почитании, как целые, так и частицы. Мощи сохраняются на и под престолом. Общность востока и запада: важность нетленных мощей, пример – более 8 веков хранится язык св. Антония, свидетельствуя о чистоте его проповеди. Особенностью Римо-Католической Церкви является то, что до средних веков мощи не разделялись, но было духовное разделение святыни: прикладывали материю и передавали ее в др. место для почитания. Место захоронения святых именуется санктуарий (обчно это храмы), т.к. происходит стечение людей для поклонения. Существуют международные санктуарии (Падуя, Лувр и др.) - знаки соборности Церкви, где через молитвы и предстательство одного святого многие имеют общение.

В древности единственным местом паломничества была Святая земля, но по арабском завоевании стали приобретать статус паломнический другие места, где имел место подвиг святых. Паломничество имеет аскетическое значение: мы претерпеваем трудности, этим приносим покаяние. По достижении цели паломничества служится литургия для полного соединения с Богом (как и в конце пути жизненного). Такое же значение имеют процессии с мощами, святынями на приходах.

Синтез: мы идем вместе со святыми к Богу; возвращаясь к повседневной жизни, мы становимся обновленными через молитву, общение святых.

Ответы на вопросы

В латинской традиции более осуществляется созерцание мощей, но не прикасание к ним.

Современная направленность Римо-Католической Церкви: подавляющее число святых – милостивые, т.е. социальное служение в мiру. Нет внимания аскетическому подвигу, как на востоке.

Франциск Ассизский: единственное, что нужно в мiре – это полное уподобление святости.

Существует проблема: переизбыток народного почитания святых в Римо-Католической Церкви. Причем в некотором смысле это было ответом на протестантскую критику (т.к. расцвет в XVI-XVII вв.). Сейчас (особенно в приходских празднованиях) часто народное почитание сосредоточено на своем святом, забывается, что он - только помощник на пути к Богу.


В этот день участники также посетили собор Антония Падуанского и храм Capella Scrovegni.

5 июля

Конспект доклада:
Проф. Александр Наумов, профессор церковнославянской литературы и церковной истории,
заведующий кафедрой славистики Венецианского университета Ca’Foscari.

«Святость в славянском мiре»

Профессор Рикардо Пикки ввел поняития slavija orthodoxa (на Балканах выделяется часть мусульманская: islamica – Босния, Черногория и Албания, и slavija romana (latina) - католики и протестанты). На Балканах с XVI в. развивается двоеверие из среды мусульман, т.е. поклонение святым всех конфессий (термин: гроб неизвестного святого), когда развивается магический культ (не различают дервиша, монаха и т.д.); из-за произвола народа утрачен контроль Церкви. Происходит автономизация святыни. Задача пастырей Церкви и интеллигенции – смотреть за народным благочеcтием.

Когда славяне становятся христианами (около IX в.) – нет еще разделения, но есть различие культурной среды Запада и Востока. 800 г. коронация Карла Великого – появляется второй император, тогда как прежде император Византии обращался к князьям народов filius (сын). Карл захотел быть братом.

Политические причины разделили Европу на две и более частей. Группа славян разделена границей (кровавой и печальной) Востока и Запада. Позже эта граница проходит внутри городов, общин, семей. Признак единства и разделения – святые.

В славянском мiре святые изначально получают определенное политическое значение (в календарях: где саксонские святые, где баварские – результат борьбы Вацлава и Болеслава). Отношение к богатству святости шло через призму государств, которые раньше приняли христианство, чем славяне. Первые святые общие: Кирилл и Мефодий. Почитание Кирилла началось рано, с почитанием Мефодия проблемы – Рим не желал этого. Среди славян почитание братьев непрерывно у хорватов. Старались показать Риму, что мы - древний народ с древней традицией святости. Говорили: блаж. Иероним создал Vulgata для Рима, а для славян – глаголицу (миф; не имеет со святостью ничего общего, это манипуляция человеком: его святость оставляется в стороне, а используется авторитет).

Католики ищут святость в том, что Богу понравился подвиг человека, т.е. он угодил Богу. Славянское понимание: человек старается жизнью угодить Богу («Един Свят»). Понятие святость абсолютно скореллировано с понятием греха.

Для богослужебного мышления построена богослужебная модель святости, а мы сознаем свое недостоинство и грех, приступаем ко святыне со страхом Божиим и верой. Только восточное славянство разработало понятие благочестия. Лишь благочестивый идет к святости (противоположность – злочестивый).

Есть динамическое соотношение общецерковного и местного почитания. Местные культы становятся элементом конструкции государственной модели (начиная с Бориса и Глеба). Для чехов это Вацлав и Людмила – их сопоставляют для народа чешского со святыми первых веков. Петр Могила восстанавливает культ св. равноап. кн. Владимира как православного монарха, покровителя Церкви (идет полемика с Польшей и ее притязаниями на нашу веру и державу).

Вторая часть активности святого: он уже у Бога и ему не нужны наши молитвы, но мы "тянем" его своими молитвами (святителя - "за руку", через иконы) – «помоги нам!», и его обращенность к Богу представляет Тому наши молитвы как предстоящего Престолу. Т.о. святость в двух аспектах: пребывание с Богом и общение с исторической Церковью в ее жизни. Эти два пласта заметны и в службе святому: статический (он окончил подвиг) и обращенность к людям. Так же и с иконами Пресв. Богородицы. Она действует через Свои изображения в иконах (с этого сбивается народное почитание на предпочтение какой-либо иконы). Богословие иконы и мощей: это видимые в истории предметы, помогающие нам приобщиться к источнику благодати, но не как автономные источники благодати.

Для средневековой Еворопы более важны митрополии как центры, нежели политические столицы (хотя они нередко совпадали).

По богослужебной значимости в книгах на превом месте всегда были общецерковные святые. Трудно сопоставить древних святых со славянскими, но славяне придавали большое значение своим святым, пскольку они «наши» (в Болгарии 11 мая – церковный праздник Кирилла и Мефодия по новому стилю, а государственный праздник так и остался 24 мая, т.к. праздник народный: создание письменности). Свт. Савва чрезвычайно важен для сербов (говорят даже о «саввославии»). Св. Лазарь Сербский, князь-мученик (15 июня 1389 г. погиб на Косовом поле), – при перенесении его мощей через 600 лет новая волна патриотизма и национализма. Это говорит не столько о святости, сколько о нас и внешнем мiре. У сербов еще есть момент: сакрализация династии (почти все короли – святые). У болгар модель другая: прп. Иоанн Рыльский не захотел видеть царя Петра (тоже канонизирован), вернул золотой дар (т.к. царю нужнее золото, чтоб платить содержание воинам) – поклонились друг другу издали с вершин холмов. Как бы так сказал Иоанн: «Есть власть царя, а мы будем молиться за вас, не смешивая начала церковное и государственное».

Прп. Сергий бдит активно и участвует в нуждах рождающейся державы. В XIV в. ни митрополит, ни власть князя, но авторитет святыни прп. Сергия – опора державы православной Руси. То же значние будет и у прп. Серафима.

Можно сделать сопоставление, как «пользуются» святыми государства, но святые имеют единство на ином уровне.

(Был прецедент составления общего экуменического каледаря святых Русской Православной и Римо-Католической Церквей. Иосафат Кунцевич – обязательно празднуемый «святой священномученик» Римо-Католической Церкви. Кардиналу местности пришлось просить Рим, чтобы опустить его «память» ради экуменического общения. Для православных свежа память, как он лично учатвовал в убийствах тех, кто на Закарпатье не хотел из православия переходить в унию, за что и был утоплен православными братчиками в реке).

На Руси политические розни пришлось залечивать ради общего почитания святынь («Знамение» – икона, защитившая Новгородцев от Суздальцев). Уже с Ивана III началось государственное влияние на Церковь в силу ее имущества. Причем как с целью владеть ее вотчинами, так и использовать влиятельность и авторитет у православного народа. Без контроля великого князя оставались лишь западные земли Руси (Волынь, Вильно, Холм, Полоцк), относящиеся к исконно Русской территории.

Дополнения, ответы на вопросы

Память соборов святых.

На Поместном Соборе 1917-18 гг. был создан прецедент – установление памяти «Всех святых, в земле Российской просиявших». Позже Русская Православная Церковь устанавливает празднования соборам местных святых (Радонежские, Карельские, Псковские и т.д.). Здесь можно видеть экклесиологический момент: возрождение значения местных епархий, и память их святых как «собор поместной Церкви» в составе Патриархата. На святых почивает Церковь: мощи под Престолом – конкретный знак мистической связи каждого храма с полнотой Вселенской Церкви.

Богослужебное почитание русских святых до митр. Макария.

Есть древняя служба равноап. кн. Ольге. В XIV в. служба Виленским мученикам (пишет грек, перевели на славянский, т.к. при обратном переводе проявляется акростих канона). Также известны тропари и кондаки на память: Леонтия Ростовского, Феодосия и Антония Печерских, новгородских святых (со свт. Антонием), хутынских святых, псковских святых, Евфросинии Полоцкой – это все домонгольские богослужебные тексты.

После феодальной раздробленности в связи с нашествием орды в каждом удельном княжестве идет автономный процесс гимнографии в честь своих святых, напр. кн. Феодору Черниговскому.

Прецедент вмешательства Петра I в богослужебное почитание: запретил вспоминать в тексте службы, что вел. кн. Александр Невский – схимник Алексий, издал указ писать его иконописные изображения в доспехах. В службах св. Александру много пафоса, политического и национального.

Место подвига, аскезы в современной христианской жизни.

Оставим это на Промысел Божий. Пастырь должен чутко ощущать границу в руководстве подвигом пасомых. Подвиг – личное дело, большинство подвижников-святых неизвестно. В Церкви подвиг – подчиняться уставу: соблюдать посты, предписания, заповеди Господни. Модель нашего устава монастырская, и норма подвига опускается для каждого согласно силам и обстоятельствам. Если кому-то поможет сугубое в подвиге – пусть берет с Богом. Господь дал пост и молитву, а прочее хорошо, если не от лукавого (и это на рассуждение духовников).

Есть святость у людей, и есть святость у Бога. Иногда они не совпадают...

Это ясно, т.к. во время созидания Московского государства все своды святых организованы в ключе собирания земель русских – сакрализация образования государства. Но делателями благоугодного Богу были и те, кто не хотел входить в Московское княжество.


После доклада состоялось посещение музея Scuola Grande di S. Rocco с росписями Тинторетто.

6 июля

6 июля состоялась божественная Литургия в храме свт. Николая на о. Лидо, на мощах святителя Николая, которые находятся в этом храме. Храм принадлежит Католической Церкви, но несколько раз в году он предоставляется православным для совершения богослужения на святыне.

На богослужении
На богослужении

Такая возможность была предоставлена и делегации МПДА. Совершали богослужение члены делегации в священном сане, присутствовали также прихожане православного прихода в Венеции, возглавляемого свящ. Алексием Ястребовым.

На богослужении
На богослужении

На следующий день ранним утром участники семинара уехали из гостеприимно принявшей их Венеции.

Иерей Виктор Зайцев,
иеродиакон Константин (Юдин),
студенты Библейского отделения МПДА

       

© Кафедра библеистики МДА, 2008.
Последнее обновление:
Адрес в интернете: http://www.bible-mda.ru/events/2008-06-06/20080606-venice.html

Рейтинг@Mail.ru