Главная

О кафедре

История

События

Методические материалы

Книги

Электронные
книги


Источники
и  пособия


Библейское обозрение

Рекомендуемые
программы


Ссылки

Обновления
сайта


Написать
письмо

Протоиерей Леонид ГРИЛИХЕС, Елена ЧЕРКАСОВА.
Мемра

Обложка книги "Мемра"

Грилихес Л., прот., Черкасова Е. Мемра.
Художественный альбом. Стихотворения прот. Леонида Грилихеса
и репродукции живописных и графических работ Е.Черкасовой.
М.: Издательство Фонда «Серафим», 2006. 224 с., илл.
ISBN 5-900249-52-2

«Мемра» — очень своеобразное издание. Здесь под одной обложкой мирно уживаются стихотворения и картины двух авторов, причем картины вовсе не являются иллюстрациями к стихам, как это обычно бывает, а создают в содружестве с ними некое пространство творчества, нуждающееся в обдумывании и осмыслении.

Что же позволило составить такую книгу? Логично предположить, что основанием к тому послужили какие-то общие личностные черты авторов и общность принципов их творчества. Протоиерей Леонид Грилихес — настоятель храма в Подмосковье и заведующий Отделением библеистики Московской духовной академии. Елена Черкасова — прихожанка храма Святого равноапостольного князя Владимира. Их духовная близость предопределена как минимум тем, что и отец Леонид воцерковлялся в той же общине.

Будучи ученым-семитологом, отец Леонид обратился к наследию сирийской церковной литературы, а изучив сирийский язык, обратил внимание на очень своеобразный ее жанр — стихотворную проповедь, мемру. Задумав же переводить сирийские мемры, он решил овладеть их стилистикой на материале родного языка, используя при этом свой собственный духовный опыт проповедника. Так и получились те образцы литургической поэзии, которые представлены в данном издании.

Елена Черкасова в юности получила начала художественного образования и приобрела первый опыт живописца. Но до того момента, когда она нашла свой путь в искусстве, свою тему и свою творческую манеру, прошло еще много лет, заполненных нелегким опытом духовного возрастания.

Из того, что образует органическое сродство творчества поэта и художницы, можно указать как минимум на два момента. Первый — это, разумеется духовный настрой, устремление к высшему. Второй — полная творческая свобода как в методе, так и в материале. Можно ли считать «Мемры» отца Леонида подражательной поэзией? — на наш взгляд, никоим образом; его отношение к сирийским мемрам лучше всего характеризуется словами Мольера, который на упрек в заимствовании сюжета ответил: «Я беру свое добро везде, где нахожу». Известно, что и Шекспир зачастую пользовался фрагментами чужих сюжетов, не говоря уже о материалах исторических хроник; даже в «Гамлете» ощущаются следы скандинавских саг, а некоторые пьесы просто восходят к античным образцам. Тем не менее Мольер — это Мольер, Шекспир — это Шекспир, а их «первоисточники» в основном канули в безвестность. Не дерзнем сказать, что отец Леонид Грилихес превзошел сирийские образцы своей поэзии (прежде всего по причине незнакомства с ними), но что он сказал свое яркое слово в русской духовной поэзии, утверждать можно.

Трудно найти художественные источники живописи Елены Черкасовой. Иногда ее колорит напоминает позднего Шагала (которого она ко времени написания картины не видела); композиция одной из картин повторяет композицию картины Верещагина из ташкентского музея (не видела наверняка); знаменитые надписания картин, которым она уделяет особое внимание и которые становятся неотъемлемой частью изображения, по характеру букв близки к еврейскому квадратному письму, с которым она незнакома. Здесь речь идет о глубокой художественной интуиции, смело собирающей те черты художественного наследия, которые способны составить то неповторимое и исключительно оригинальное целое, каким и предстает живопись Черкасовой. Трудно проследить преемственность этой живописи, но, наверное, можно сказать, что художница чутким внутренним взором прошла по истории изобразительного искусства в целом и, воспарив над декоративным тупиком авангардизма, опустилась на новую землю. Где и обжилась.

Но творческое дерзание неотделимо от дерзания человеческого. А подчас забывается, что в христианстве заложено великое дерзновение выхода за пределы зримого мира и линейно движущегося времени. И то высшее, что объединяет двух авторов, поэта и художницу, — это их подлинно христианский взгляд на время и пространство, на историю, — взгляд, по сути своей над-исторический и тем самым над-мирный. Отец Леонид пишет проповеди, образцы которых таятся в глуби веков и скрыты тайной чужого языка — но этим проповедям внимают современники, и они становятся частью их собственного духовного опыта. Черкасову можно назвать историческим живописцем, но при таком понимании истории, которое включает и сотворение мира, и Страшный суд, и Царство Небесное. При этом понимании история — эта поток в океане Вечности, из которого он образуется и в который в конце концов впадает. Так что перед нами — окно в Вечность, выполненное в слове и в образах.

Главный редактор журнала «Альфа и Омега» М. А. Журинская

       
       

© Кафедра библеистики МДА, 2005.
Последнее обновление:
Адрес в интернете: http://www.bible-mda.ru/books/grilihes-memra/grilihes-memra.html

Рейтинг@Mail.ru